Почему детям вредны сказки про Бабу-ягу, а старость на Западе счастливее, чем в России?

Рассказывает международный специалист в области гериатрии.

1
Источник: студия “Мельница”, кинокомпания СТВ

Сегодня мы решили задать несколько наболевших вопросов наших читателей Клаудии Консон, нашему консультанту, крупнейшему международному специалисту по сестринскому уходу, супервизору отдела гериатрии Министерства здравоохранения Израиля. Каждый день с ее помощью мы стараемся делать жизнь пожилых людей в нашей стране лучше: сотрудничаем с медицинскими и социальными организациями, учим, что нужно делать для того, чтобы организовать уход, реабилитацию, а также построить качественную инфраструктуру для старшего поколения.


2

— Клаудия, как вы считаете, почему в этом мире помощь взрослым и пожилым людям куда менее популярна, чем детям?

— Я думаю, что это связано с естественным стремлением человека к продолжению жизни. Дети — это наше будущее, а старшее поколение ассоциируется с закатом жизни… Кроме того, за годы советской власти выросло поколение, «не помнящее родства», забывшее важнейшую библейскую заповедь о почитании старших.

Детям с малолетства внушалось отрицательное отношение к старости. Баба-яга, Кощей, леший, кикимора, ведьма, злая мачеха — все эти злые персонажи — обязательно противные старухи и старики!

Раньше все учреждения, в которых содержались немощные старики и инвалиды были закрытыми и находились за пределами больших городов. Мы их почти не видели… Поэтому в людях не воспитывались такие чувства как сострадание, милосердие, уважение и благодарность нашим бабушкам и дедушкам. Изменить такое положение дел сразу — довольно трудное дело.

Потрясения, которые пережила Россия в последние годы, привели к снижению рождаемости, поэтому на уровне государства прежде всего решалась задача повышения прироста населения за счет увеличения рождаемости. Все внимание направлялось на заботу о новом поколении.

Об этом можно говорить долго, но я вижу, что сейчас ситуация с уходом за стариками, а также отношение к ним начали меняться.

— Почему они начали меняться только в последние несколько лет? Ведь необходимость качественного ухода за пожилыми людьми возникла довольно давно?

— В последние годы резко увеличилась доля пожилых людей в общей численности населения практически всех стран мира. И Россия здесь не исключение: сейчас люди в возрасте 60+ составляют примерно 18,5% от общего населения страны, а к 2050-му году прогнозируется их увеличение более, чем вдвое. Это 37,2%. Увеличение продолжительности жизни — это замечательно, но одновременно это также большая проблема. Где будут работать активные и трудоспособные люди в возрасте 60+ в условиях общей нехватки рабочих мест? Кто будет ухаживать за людьми старше 75 лет?

Эта задача уже стала не по силам их детям из-за бешеного темпа жизни и невозможности оставить работу ради того, чтобы ухаживать за родителями. А среди пожилых людей есть ведь и совершенно одинокие…

В таком возрасте люди гораздо чаще болеют, а потому являются основными клиентами больниц и поликлиник. Кто будет их всех лечить? Проблем очень много, и мы просто обязаны их решать. Мы должны обеспечить нашим родителям достойную жизнь на склоне лет!

3

— Во многих европейских странах люди в возрасте стараются жить для себя и совершенно не спешат брать на себя ответственность и нянчиться с внуками, а также решать проблемы уже взрослых детей. Однако в России ситуация совершенно иная. Как вы считаете, почему в России не сложилось образа старости как периода жизни, в который можно наконец отдохнуть и заняться любимыми делами? Почему российские бабушки и дедушки после выхода на пенсию или занимаются внуками, или просто «запираются» дома, смотрят телевизор и постепенно погружаются в скуку и депрессию?

— Это проблема из прошлого. Традиционно в России было принято жить большими семьями, в которых вместе жили минимум три поколения. Поэтому старшие члены семьи брали на себя заботу о внуках. Было принято опекать детей до тех пор, пока у них не появятся собственные семьи, а потом эта опека переносилась на внуков. Неспокойные времена в России выявили еще одну причину такого поведения: многие старики, получая пенсию, нередко становились единственными кормильцами в семьях, в то время как их дети часто и подолгу имели статус безработных.

А погружаются российские бабушки и дедушки в скуку и депрессию потому, что зачастую они, к несчастью, просто не имеют материальной возможности вести более осмысленный образ жизни.

Что касается «зарубежных» стариков, то всем известно, что на Западе дети рано покидают родительский дом и начинают жить «своим умом», самостоятельно зарабатывая на жизнь и с радостью освобождаясь от опеки родителей и освобождая их от забот о себе.

Поэтому пожилые люди на Западе не считают себя обязанными принимать участие в жизни детей, а, выйдя на пенсию, получают удовольствие от возможности заняться чем-то интересным. Некоторые получают новое образование, другие путешествуют. Это замечательно, и я думаю, что такая тенденция появится и в России. По крайней мере — в больших городах.

4

Есть ли существенная разница в адаптации пожилых людей к новому статусу в России и за рубежом?

Да, разница есть. Во многих странах на предприятиях принято подготавливать пожилых сотрудников к новому статусу перед выходом на пенсию. С ними обсуждают возможность их посильного участия в общественной жизни, и многие уже знают, что именно они будут делать на пенсии: кто-то собирается стать волонтером в больнице, кто-то — преподавать… Многие не пренебрегают занятиями спортом. С пожилыми людьми также активно работают социальные службы.

В России пенсионный возраст значительно меньше, чем в других странах, поэтому российские пенсионеры, оформив пенсию, обычно продолжают работать, до последнего оттягивая момент перехода в статус пенсионера.

В условиях, когда пожилые люди оказываются предоставленными сами себе, они нередко впадают в депрессию. Это одна из серьезных проблем старости.

— Какие позитивные тенденции вы замечаете в отношении к старости в России и в мире? Какие вы видите в этом возможности?

— Мировая практика в области гериатрии, безусловно, продвинулась вперед. Мне пришлось побывать в разных странах, и я видела, что проблемы, связанные с пожилыми людьми, так или иначе решаются во всех экономически развитых странах.

Мой двухлетний опыт работы в России свидетельствует о том, что и в России тоже дело сдвинулось с мертвой точки: организуются центры ухода за пожилыми, открываются гериатрические стационары и амбулатории, проводится обучение персонала — то есть делается все то, с чего начинали другие страны 25-30 лет назад.

Я уверена, что все будет хорошо, тем более, что можно воспользоваться опытом других стран. В России внимательно относятся к этому опыту, но чтут собственные традиции, и это замечательно.

Я встретила в России полное взаимопонимание и многих чудесных людей, по-настоящему болеющих душой за дело. Есть несколько организаций, с которыми я работаю. Это, конечно, Senior Group и некоммерческое партнерство «Мир старшего поколения», это и ряд благотворительных фондов: «Вера», «Старость в радость», фонд Елены и Геннадия Тимченко. Везде работают настоящие энтузиасты, и все вместе мы обязаны сделать все возможное, чтобы наши старики жили достойно. Мы должны понимать, что то, что закладывается сейчас, обеспечит и нашу собственную старость и старость наших детей.

Оригинал